Полностью освободить Алеппо сирийская армия сможет, вероятно, только в следующем году

Оставьте комментарий

09.12.2016 от lotos72897


Полностью освободить Алеппо сирийская армия сможет, вероятно, только в следующем году

Полностью освободить Алеппо сирийская армия сможет, вероятно, только в следующем году

Подводить итоги уходящего года в такое тревожное по своей непредсказуемости время нелегко. Даже после, как представляется, очень скорого освобождения второй столицы Сирии – города Алеппо, который находился более двух лет в осаде, в гибридной войне с международным терроризмом не видно конца.

История часто пересекается с политикой. Но бывает, что она пытается ее опережать. Так произошло, наверное, и в дни начавшегося освобождения Алеппо (Халеба), когда президент Турции Реджеп Эрдоган вдруг вспомнил, что Алеппо являлся до Первой мировой войны главным городом вилайета (губернии), называвшегося тогда Хатай. Наверное, забыв про ушедшие в далекую историю времена, снова вдруг заявил о готовности Турции продолжить войну против режима Башара Асада в Сирии.

ООНОВСКИЙ ФАЛЬСТАРТ

Война в Алеппо угрожала затянуться надолго. В ней уже участвовали не только бандформирования исламистских радикалов, но и так называемые инструкторы США и других стран НАТО. Алеппо стал тоже одним из театров квазимировой гибридной войны. В ней все больше становилось признаков коалиционной войны.

Вспоминается, как по предложению Исламской Республики Иран в последний год ХХ века Генассамблея ООН принимала резолюцию об объявлении следующего десятилетия «началом эпохи мира и ненасилия для детей планеты в 2001–2010 годах».

Если вспомнить, что через год Вашингтон в ответ на «джихад терроризма» объявил глобальную антитеррористическую войну, то это десятилетие можно было бы считать началом все еще продолжающейся гибридной войны в мире. Говоря спортивным языком, отмашка к старту «десятилетия мира» была сделана преждевременно. Это тот случай, когда история стала оттеснять политику.

Начатая год назад в Сирии операция «Возмездие» все еще не закончилась. Она может продлиться не один год, даже после освобождения Алеппо. Но она может перейти в общую войну против врага номер один – международного терроризма. В таком случае не столь будет важно, кто раньше освободит от джихадистов Алеппо в Сирии или Мосул в Ираке. Не важно, кто в конце концов возглавит общую антитеррористическую коалицию – США или Россия. Загадывать здесь что-либо наперед было бы преждевременно, даже после состоявшихся в ноябре президентских выборов в США, на которых победил эпатажный миллиардер Дональд Трамп.

В Соединенных Штатах, называвшихся ранее оплотом капитализма, тоже стали происходить свои цветные революции. Не столь важно, как они будут называться впоследствии. Причем, судя по нескрываемой радости жителей штата Флорида, которые в своем большинстве голосовали за Трампа и ликовали по случаю смерти вождя кубинской революции Фиделя Кастро, в США произошел некий гибрид революции и контрреволюции. Большинство наших международников из академического сообщества называют это феноменом «трампизма» в США, который можно поставить в один ряд с арабской весной на Ближнем Востоке.

Впрочем, отсчет начала гибридной революции в США следует вести не столько от президентских выборов, сколько от выбора, который могут сделать Дональд Трамп и его команда после инаугурации 20 января 2017 года. Но до этого может утечь еще много воды в «реках Вавилонских» на том же Ближнем Востоке.

В ожидании, когда в Белом доме поселятся новые хозяева, потребуется набраться терпения. Среди претендентов на ключевые посты будущей администрации – госсекретаря, глав военных ведомств – называются разные имена. По большей части все они не питают особых симпатий ни к Советскому Союзу, ни к России. Политическая интрига скорее всего сохранится и после того, когда в Белом доме все будут дома. Не хотелось бы далеко заглядывать вперед, в то время как пожары все еще полыхают рядом с Россией на Ближнем Востоке, в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене и уже на «заднем дворе» – в незалежной Украине. Сколько там погибло за три года после «революции достоинства», трудно сказать. Но за годы гибридной войны после арабской весны, по оценке военных экспертов, в Сирии, Ираке, Ливии, Ливане, Йемене и Палестине погибло не менее 1,5 млн арабов.

«СИРИЙСКИЙ СТАЛИНГРАД»

Спецпосланники ООН по Сирии и ряд военных экспертов заранее предсказывали второй столице Сирии судьбу разрушенного в 1997 году Вуковара в Косово. Для таких предсказаний «сирийскому Сталинграду» имеется достаточно оснований. Они могли сбыться и до инаугурации нового президента США. Но были и другие оценки положения, сложившегося в начале декабря в Алеппо. Здесь можно сослаться, к примеру, на авторитетное мнение руководителя военной секции Международного Изборского клуба российского военного эксперта, журналиста Вячеслава Шурыгина. Он уверен, что бои за полное освобождение Алеппо, в котором уже погибли тысячи мирных жителей, могут завершиться уже в следующем году. В ближайшее время от джихадистов могут быть освобождены Ракка, Дэйр-эз-Зор и Идлиб. Только за ноябрь боевики-джихадисты из фронта «Джебхат ан-Нусра» потеряли там более 2 тыс. человек убитыми и в два раза больше ранеными. Другие военные эксперты оценивают общие потери запрещенной в России организации ИГИЛ-ДАИШ в 20–25 тыс. Не меньшее число дезертировали или влились в другие бандформирования.

За годы работы в Сирии мне не раз приходилось бывать в Алеппо. Незадолго до июньской войны 1967 года я совершил туда поездку, чтобы выполнить просьбу турецкого поэта Назыма Хикмета и сфотографировать дом, в котором он провел свое детство, когда его отец был губернатором вилайета (провинции) Хатай.

Мне понятно, почему в Восточном Алеппо идут столь ожесточенные бои, сравнимые со сражением за Сталинград. Недалеко от Алеппо на Евфрате в начале 70-х годов были построены плотина и водохранилище им. Асада с гидроэлектростанцией. Этот проект снабжал водой и электроэнергией многие районы страны, в том числе Ракку, объявленную недавно столицей ИГ – самозваного исламского халифата. Воюющие там террористы уже давно начали ощущать беспокойство, что американцы могут их после победы Трампа «кинуть», или постараются устраниться от войны на Ближнем Востоке, либо пойдут на сокращение своего наземного или воздушного присутствия, которое не сулит Соединенным Штатам ничего хорошего. Что касается самого Дональда Трампа, то он ведь известен как расчетливый бизнесмен, а не дальновидный политик.

В любом случае, будучи без пяти минут президентом, Дональд Трамп заявил о своем намерении улучшать отношения с Россией. Он поспешил огласить свою программу из шести пунктов на первые 100 дней своего правления. В основном они касаются внутренней политики США. Но в ней затрагивается и внешний курс единственной «сверхдержавы» о возможном выходе США из Тихоокеанского партнерства. Подобный сигнал Трамп может отправить и Североатлантическому альянсу (НАТО) в Европе. Главным принципом новой политики провозглашается лозунг «Америка превыше всего». А Россия не собирается снова во всем догонять и перегонять Америку.

Что касается внешней политики, то Дональд Трамп еще до назначения нового главы внешнеполитического ведомства объявил о выдвижении на должность постоянного представительства США в Совете Безопасности ООН бывшего губернатора Южной Каролины Никки Хейли. Это оказалось легче, чем сделать выбор между несколькими претендентами на пост госсекретаря. Что касается отслужившего свой срок генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, то на его место американцы согласились назначить бывшего премьер-министра Португалии Антониу Гутерреша, возглавлявшего до этого Верховный комиссариат ООН по делам беженцев.

Среди многих претендентов на пост госсекретаря Трампу приходится выбирать между своим старым другом, бывшим губернатором Нью-Йорка Рудольфом Джулианом и сенатором Миттом Ромни, который выступал ранее с резкими нападками на Дональда Трампа. В конце концов, похоже, он остановится все же на Митте Ромни. Традиционный республиканский истеблишмент в конце концов заставил его делать этот трудный выбор. Впрочем, не менее тяжелый выбор пришлось сделать и многим американским избирателям во время президентских выборов.

С учетом того, что любая война является продолжением политики иными средствами, Дональду Трампу придется придерживаться этого правила и на посту нового президента США.

СОЗДАТЬ ЕДИНЫЙ ФРОНТ

Выступая на Международном форуме «Примаковские чтения» 30 ноября, президент Владимир Путин особо отмечал, что необходимым условием нормализации положения на Ближнем Востоке является «эффективное взаимодействие всех заинтересованных, имеющих влияние, международных игроков». К сожалению, выдвинутая нами инициатива формирования широкого фронта борьбы с терроризмом еще не реализована: «Такой фронт не создан, но альтернативы ему нет».

При этом Путин напомнил, что Евгений Максимович Примаков всегда отстаивал необходимость тесных связей со всеми партнерами – «он был уверен в том, что России нужны нормальные, конструктивные отношения с западными странами. На вопрос, можно ли дружить со всеми в нашем мире, Примаков обычно отвечал: «дружить нельзя, но работать можно и нужно». Он считал, что без серьезного партнерства России и Соединенных Штатов справиться с современными масштабными вызовами будет очень сложно.

За годы президентства Барака Обамы российско-американские связи существенно деградировали, но это не вина Москвы. «После того как отшумела избирательная кампания в Соединенных Штатах, – сказал Владимир Путин, – хотелось бы верить, что появится шанс наладить отношения, которые важны не только для народов обеих стран, но и для обеспечения стабильности и безопасности». Российский президент напомнил также, что в состоявшемся недавнем телефонном разговоре с Трампом им удалось сойтись во мнении, что нынешнее неудовлетворительное состояние российско-американских отношений безусловно нужно выправлять, раз состояние их оценивают как «хуже некуда». Об этом же Владимир Путин напоминал и в своем годовом послании Федеральному собранию 1 декабря.

Налаживание партнерства с новой администрацией США Дональда Трампа должно содействовать недопущению цепной реакции гибридных кризисов и на Ближнем Востоке, где уже заранее предсказывают неизбежность будущего «ядерного Армагеддона».

Думаю, организаторы проходившего в Нью-Йорке шахматного матча за звание будущего чемпиона мира специально развели дату его начала с проходившими 8 ноября президентскими выборами в США. Отведенного времени для выяснения, кто станет будущим чемпионом, не хватило действующему чемпиону норвежцу Магнусу Карлсену и российскому гроссмейстеру Сергею Карякину. Пришлось продолжить матч в последний уже день ноября в формате тай-брейка. В случае если бы тай-брейк завершился тоже вничью, пришлось бы участникам чемпионата согласиться на «Армагеддон». Но поскольку тай-брейк закончился почетным поражением российского гроссмейстера Карякина, «Армагеддона» удалось избежать.

Но на шахматной доске геополитики положение складывается более сложное. Удастся ли в квазимировой гибридной войне избежать Армагеддона – все еще остается под вопросом. В отличие от шахматного чемпионата мира в Нью-Йорке, Россия в такой войне не может и не должна проигрывать на «шахматной доске» геополитики. В крайнем случае можно согласиться, к удовлетворению человечества, на партию вничью.

Об авторе: Леонид Иванович Медведко – доктор исторических наук, писатель.

Источник :http://nvo.ng.ru/gpolit/2016-12-09/1_929_hybrid.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Архивы

Рубрики

Статистика блога

  • 97,166 просмотров
%d такие блоггеры, как: